История одного шпиона. Шифровка на тот свет

21 January
Кадр из сериала «ТАСС уполномочен заявить» (1984)
Кадр из сериала «ТАСС уполномочен заявить» (1984)

В 1974 году КГБ СССР получил ориентировку о том, что в советском посольстве в Боготе американская разведка завербовала дипломата, который получил псевдоним Трианон — Треугольник.

В разгар летней Олимпиады в Лос-Анджелесе в 1984 году на экраны советских телевизоров вышел многосерийный шпионский фильм «ТАСС уполномочен заявить» по сценарию Юлиана Семенова. И навсегда многим врезалась в память агентурная кличка американского шпиона, советского гражданина-предателя: «Трианон». Неискушенного отечественного зрителя потрясли кадры, как из ворот известного учреждения выезжают четыре «Волги» с одинаковыми номерами, а из некоего гражданина путем сложных косметических процедур делают двойника.

— Трихамон, Трихамон! Срочно на связь! Встречаемся в корпусе «Г»! — шутили эмгэушные остряки.

А корпус «Г» — это была известная журфаку, Инязу и МГИМО пивная на Метростроевской. Что ж, главный герой сериала, советский дипломат Александр Огородник, действительно заканчивал в свое время именно Институт международных отношений. И в пивную эту, скорее всего, захаживал…

...Турецкая баня в отеле «Хилтон» в Боготе, столице Колумбии, особой популярностью у постояльцев не пользовалась — и без того жарко. И потому двое мужчин, как бы случайно встретившиеся там, могли поговорить без помех: больше никого не было. Да и не спрячешь в бане микрофон.

— Не буду скрывать, господин Огородник, что мое руководство чрезвычайно заинтересовано в контактах с вами, — произнес вербовщик-американец.

Советский дипломат промолчал. Он понял, что отныне его жизнь уже никогда не будет прежней. А какой она была до того? Ему на тот момент — 34 года. Второй секретарь посольства. Пост не ахти какой, но он молод, и все еще впереди. За плечами — Нахимовское училище, срочная служба, МГИМО. Красивая жизнь, нескрываемая тяга к роскоши и любовница-испанка. Здесь, в Боготе. Это помимо супруги и пары-тройки романов со скучающими посольскими матронами из замкнутой советской дипколонии.

— Пилар в курсе? — наконец спросил Огородник.

Пилар — так звали его здешнюю подругу, и она ждала от него ребенка.

— Господин Александр, — понизил голос вербовщик, — к чему лишние вопросы? Она и не подозревает о существовании этих веселых фотографий. Фото ваших встреч. Они у меня в раздевалке. Показать?

Круг замкнулся. Или — позорный отзыв в СССР и второстепенная работа без вариантов выезда, сломанная карьера и жизнь «как все», либо…

— Окей, — сказал Огородник. — Но до того, как мы начнем сотрудничать, вы обеспечите безбедную жизнь Пилар и ребенку… Что ж, предателем он стал. Но и в человеческих чувствах отказывать ему не стоит.

— За нашу будущую работу! — протянул американец русскому ледяную банку «Туборга».

О том, куда агенты имеют обыкновение прятать самые непостижимые вещи, новоявленный шпион начнет узнавать очень скоро. Следующий месяц в «Хилтоне» кипела работа: Огородник не имел ни малейшего понятия о специфике шпионажа, и его учили тайнописи, основам конспирации, методам оперативной работы, включая использование тайников и контейнеров, азам постановки сигналов и моментальных передач, автомобильным броскам и, самое главное, навыкам использования современной спецтехники — фотографированию документов, приему коротковолновых радиопередач, работе с одноразовыми шифровальными блокнотами и чтению микроточек — то бишь фотоизображению текстов, уменьшенных до размера 1х1 мм и менее. В пивной на Метростроевской это не проходили.

И — да. Вернее, нет. Кодовое имя нового агента было Trianon. То есть «Треугольник». Но, если имелся в виду треугольник любовный, то здесь бы больше подошло слово «Параллелепипед»…

Куратором Треугольника был назначен офицер ЦРУ Джордж Сакс. Он поселился в «Хилтоне» безвылазно, ни с кем не поддерживая контакт и, видимо, приводя в немалое изумление тем самым персонал отеля — человек сидит в номере месяц! Но деваться Саксу было некуда: Огородник появлялся в «Хилтоне» всегда без предупреждения, когда был уверен, что ускользнул из поля зрения бдительных посольских товарищей.

— У меня пятнадцать минут, — говорил он, появляясь в дверях.

И к концу периода обучения агент чрезвычайно поразил куратора: — В посольство поступил сверхсекретный документ о перспективах развития отношений между СССР и КНР.

— Оу!

— Он предназначен для очень ограниченного круга лиц, но я могу с ним ознакомиться под роспись у шифровальщика.

Сакс заходил по комнате в волнении.

— Но нужны фото, а вы совсем не готовы!

— Так давайте готовиться.

Шпион использовал новую суперкамеру Т-50, замаскированную под авторучку. Она позволяла сделать 50 кадров. Сакс и хотел, и боялся: агент зеленый, но документ — суперважный. И вот однажды сияющий Огородник появился в «Хилтоне» со словами:

— Я это сделал! Сакс вышел из отеля через минуту. Такси вызывать не стал: в такси грабят. Общественным транспортом пользоваться тоже было нельзя: воришки в Боготе свое дело знают. И Сакс больше часа шел по жаре к специалисту OTS, техотдела, присланному ему в помощь, обливаясь потом и проклиная судьбу. Микрофильм лежал в бумажнике, бумажник — в переднем кармане джинсов. Техник еле успел на ближайший рейс до Вашингтона — и тоже пешком… Что ж, информацию в штабквартире ЦРУ оценили.

Она в тот же день ушла «на седьмой этаж», то есть в высший эшелон разведки, откуда директор ЦРУ лично доставил ее госсекретарю США Генри Киссинджеру, оценившему документ как «самую важную развединформацию, которую он когда-либо читал, будучи главой Госдепартамента».

«Дорогой друг! Примите наши поздравления и краткий отчет. Две тысячи рублей — гонорары за два последних месяца, кроме того, ежемесячные 10 тысяч долларов поступили на ваш счет, общая сумма с января по июнь 1977 года — 60 тысяч, а общий итог — 319.928.91».

Такую записку нашли, в числе прочего, после провала Треугольника в тайнике-закладке. Такова цена предательства, вернее, одной его стороны.

Александр Огородник вернулся в Москву в декабре 1974 года. И отказался от солидной должности в академическом Институте Латинской Америки с окладом 350 рублей. Предпочел негромкую службу в МИДе, которая приносила ему вдвое меньше. Но зато эта должность подразумевала доступ к донесениям послов СССР во всех странах мира. Но еще в Боготе Огородник попросил выдать ему что-нибудь, что позволило бы совершить самоубийство при аресте. В Лэнгли ответили категорическим отказом.

— Что ж, прекрасно. Больше я на вас не работаю, — огорошил Треугольник куратора. И только после яростного обмена шифрограммами, после того как два офицера ЦРУ, работавшие с Огородником, заявили: «Или агент получает то, что просит, или операция сворачивается», он получил ручку «Паркер».

«L-таблетка» называется это изделие на языке ЦРУ.

Содержит чернила. И яд кураре. Александр Огородник не расставался с этой ручкой никогда. И иногда использовал еще один «Паркер» — с фотокамерой Т-100.

Ну почему бы дипломату не иметь пару «Паркеров»? Эка невидаль… Его арестовали 22 июня 1977 года. И он успел воспользоваться той самой ручкой с ядом. Это тоже было показано в фильме «ТАСС уполномочен заявить». Но за кадром сериала осталась не менее интересная история — приключения в Москве связника Треугольника.

И тут уж нужно призывать Голливуд — никому больше с воплощением этой истории не справиться. Кто мог бы сняться в главной роли? Сейчас — не знаю. А тогда подошла бы Ким Бейсингер… Марта Петерсон сошла с трапа самолета в Шереметьеве... и сразу захотела обратно: ей не понравилось абсолютно все. И не понравилась гостиница «Пекин», где ей пришлось жить первое время. Хотя бы из-за этого удушающего, всепроникающего запаха жуткого советского табака — он преследовал ее всюду, как Пилата розовое масло. Кстати, к советским сигаретам американские дипломаты боялись даже прикасаться. Что и поставило их в сложное положение, когда нужно было раздобыть пару пачек «Явы» для маскировки передатчика. Как не привлечь внимание наружки, если вдруг купить в ближайшем киоске то, чего всегда избегали? Когда Марту Петерсон забирал с Лубянки среди ночи представитель посольства США, он был потрясен: то, что именно Марта оказалась шпионкой, в голове не укладывалось. Впрочем, не укладывалось ни у кого — на этом и строился расчет. Блондинка, любительница шумных застолий, героиня амурных историй — Марта Петерсон никак не походила на классическую шпионку. Кто вел себя безалабернее всех на вечеринках в ресторане «Арбат», что на углу тогдашнего Калининского проспекта, и где практически ежедневно обедали-ужинали-отрывались по полной в мрачной Москве сотрудники дипмиссии США? Конечно, Марта.

А кто фотографировал симпатичных морских пехотинцев из состава охраны посольства, что было запрещено любыми правилами? Правильно, Марта. А кто… Ну, вы поняли — конечно же, она. И к ней скоро потеряли интерес в НН — наружном наблюдении. И Марта беспрепятственно ходила, где хотела, и творила что угодно.

Кстати, Александр Огородник не знал, кто его связник.

Не подозревал, что шикарная блондинка. У Треугольника, уже разведенного к тому времени, развивался очередной серьезный роман с дочерью помощника генсека ЦК КПСС Константина Русакова.

И в ЦРУ захватывало дух у кураторов шпиона — какие открывались перспективы.

...Марта напрасно ловила чутким ухом, в котором был спрятан микроприемник, настроенный на волну советской наружки, привычные переговоры. В эфире царил режим радиомолчания, и она, уже несколько часов кружившая по Москве, решила, что все «окей». Она переодевалась на последнем ряду кинотеатра «Россия» во время сеанса, а из зала вышла в брюках и пиджаке. И направилась к Краснолужскому железнодорожному мосту. Ее действительно никто не вел. За местом будущей закладки наблюдали в прибор ночного видения.

Москва еще не спала, но на этом мосту никогда не бывало людно. Всего одно движение — и в узкую щель проема одной из арок полетел контейнер в виде куска асфальта. Марта выдохнула — можно расслабиться, и сделала еще шаг. И тут же ее схватили несколько оперативников. Но хорошенькая и недалекая с виду блондиночка оказалась крепким профессионалом.

Оперативники долго спорили потом, черным ли поясом карате она владела или зеленым по тхэквондо.

Результат короткой схватки — жесткие травмы у задерживавших. И при этом она, стараясь спасти Огородника, — по ее расчетам, он должен был быть совсем недалеко, громко кричала: — Провокация! Это провокация! Я дипломат! Увы, Александр Огородник был к тому времени уже мертв. А в контейнере, кроме прочего, была записка — на случай, если его найдет посторонний: «Товарищ! Вы проникли в чужую тайну! Возьмите деньги и ценности, остальное бросьте в реку и забудьте обо всем этом».

ОБ АВТОРЕ

Игорь Воеводин — писатель и журналист, вел телепрограммы «Времечко», «Сегоднячко» и «Профессия — репортер». Автор нескольких исторических книг.

В ЛИТЕРАТУРЕ И КИНО

«ТАСС уполномочен заявить…» — роман Юлиана Семенова, впервые опубликованный в 1979 году. Рассказывает о борьбе советской и американской разведок. Произведение Семенова частично основано на реальных событиях — именно Александр Огородник стал прототипом агента ЦРУ Сергея Дубова по кличке «Умный». В одноименной экранизации романа, снятой в 1984 году, была использована реальная кличка Дубова-Огородника (роль Бориса Клюева) — Трианон.

Читайте также: Почему Распутина не брали яд и пули