Про картинные рамы, их отсутствие и правильное отношение к миру.

13 November 2019
Джексон Поллок, Number 4 (Gray and Red) 1948
Джексон Поллок, Number 4 (Gray and Red) 1948

Один критик написал, что у моих картин нет ни начала, ни конца. Он не хотел сказать комплимент, но сказал. Это был превосходный комплимент. 

Джексон Поллак

Как часто мы обращаем внимание на рамы, когда созерцаем картины? Рама – уникальный феномен культуры, они дополняют произведение искусства, делают его восприятие богаче и насыщеннее для зрителя, а не редко становятся частью картины.

Мы расскажем вам про роль картинных рам в истории искусства, про картины, создатели которых отказались от рам и про выставку, посвященную не изобразительным произведениям искусства.

Материалы, использованные в первых рамах нередко были похожи на материалы, которые использовали для самих картин, условная позолота фона, например, древнерусской или византийской иконы переходила на обрамление, а иногда становилась её частью. Например «Богоматерь с младенцем», которая выставлялась на «Шедеврах Византии» в 2016 году в Третьяковской галерее.

Богоматерь с Младенцем. 13 век. Дерево, темпера. Византийский и Христианский храм, Афины
Богоматерь с Младенцем. 13 век. Дерево, темпера. Византийский и Христианский храм, Афины

В пору Ренессанса особенно распространился тип рамы, составленной из архитектурных элементов: капителей, пилястр, полуколонн, карнизов, консолей. Подобная рама сильно напоминала обрамление дворцовых оконных проемов. И если вспомнить, что в то время господствовало представление о живописи как о взгляде в мир через окно, то станет понятно, что рама своими формами весьма ясно намекала на бытовавшее представление и отвечала ему. Эти пышные, торжественные рамы изготовлялись по рисункам художников в специальных мастерских или же помощниками художника, работавшими в его мастерской.

Тициан, Успение Богородицы. 1516-1518.  Холст,масло. Санта-Мария Глориоза деи Фрари
Тициан, Успение Богородицы. 1516-1518. Холст,масло. Санта-Мария Глориоза деи Фрари

Эффект правдоподобности в передаче мира красками возрастал, у рамы появились сложные и тонкие профилировки - как бы целый ряд небольших ступенек, нисходящих к самому изображению. Они помогали глазу зрителя погружаться в мир изображенного, усиливали впечатление глубины, перспективы. Этот прием особенно искусно использовали в голландском искусстве XVII века, когда предпочтение отдавали темного цвета.

Виллем Клас Хеда, Завтрак с крабом. 1649. Холст, масло.  Эрмитаж
Виллем Клас Хеда, Завтрак с крабом. 1649. Холст, масло. Эрмитаж

В том же XVII веке - в искусстве барокко, когда усилилось театрализованное восприятие живописи, рама, в которой своеобразно отразился этот процесс, приобрела богатые скульптурные украшения. На ней изображались лепные и резные гирлянды цветов, различные плоды, раковины, фигурки - путти. 

В стиле рококо, где особенно ценилась декоративность общего ансамбля, включая и представленную в нем живопись, рамы стали окрашивать в разные тона, соответственно колорита убранства помещения, где находились полотна. Кроме того, сами очертания рам весьма усложнялись. Допускалось даже, чтобы отдельные элементы резьбы заслоняли (пусть и частично) поверхность живописи.

Импрессионисты стали окрашивать рамы в светлые желтые, фиолетовые и розовые тона, гармонирующие с их светоносной живописью. Последователь импрессионистов Ж. Сера даже рисовал рамы - синие бордюры - прямо на холсте.

Жорж-Пьер Сера, Канал в Гравилине, Малый Форт-Филипп. Холст, масло. 1890. Художественный музей Индианаполиса, Индианаполис

Жорж- Пьер Сера, Канал в Гравилине, Малый Форт-Филипп. Холст, масло. 1890. Художественный музей Индианаполиса, Индианаполис
Жорж- Пьер Сера, Канал в Гравилине, Малый Форт-Филипп. Холст, масло. 1890. Художественный музей Индианаполиса, Индианаполис

Иногда сами рамы становятся предметом выставки. На проходившей в начале 2014 года в Государственном Эрмитаже выставке «Эрмитаж в годы блокады. К 70-летию полного снятия блокады Ленинграда» потрясение вызвали снимки залов со стенами, на которых вместо картин рядами висят пустые рамы. Рамы висят на тех самых местах, на которых размещались прежде, до эвакуации картин. 

«Экспозицию рам» решил сделать бывший в военные годы директором Эрмитажа академик И.А. Орбелли ради быстрого возвращения на музейные места узнанных по рамам картин.
  Сохранилось свидетельство необычной экскурсии, объектом которой в одну из блокадных зим стали пустые рамы. Экскурсовод, а в войну начальник охраны Эрмитажа П.Ф. Губчевский отблагодарил помогавших ему убирать музей после артобстрела солдат экскурсией по музею. 

Шатровый зал Эрмитажа в годы блокады. 1942. Фотография ОРД ГЭ
Шатровый зал Эрмитажа в годы блокады. 1942. Фотография ОРД ГЭ

Картинная рама нередко связана с историей создания произведения, для которого была приобретена или создана. Порой для атрибуции произведения стоит обратить внимание именно на раму.

Так, рама сыграла ведущую роль в атрибуции акварельного портрета графа Г.Г. Кушелева работы И.П. Раулова.

Эта рама хранится в фонде картинных рам Русского музея. В учетном документации музея не обнаружены сведения о том, с каким произведением изобразительного искусства рама поступила в музей, а также об источнике поступления экспоната.

Сначала исследователи, с помощью журнала «Столицы и усадьбы», выяснили, что акварельная работа принадлежит Ивану Петровичу Раулову. В декоре рамы имелась надпись «единому преданъ», которая по Российской Родословной книги являлась девизом с герба графов Кушелевых.
Исследователям надо было понять, кого именно из рода Кушелевых изобразил И.П. Раулов? В убранстве рамы - ядра, стволы пушек и мортиры. Они подсказывали, что портретируемый связан с артиллерией.
Из рода Кушелевых непосредственное отношение к артиллерии имел Григорий Григорьевич Кушелев – генерал – лейтенант, директор Артиллерийского департамента, член Военного совета. Важную роль сыграло и облачение портретируемого, в которой угадывался общегенеральская шинель, введенная в 1854 году. На тот момент Г.Г. Кушелеву было 52 года и он находился в звании генерал-лейтенанта, что вполне соответствует возрасту мужчины, изображенного И.П. Рауловым. Таким образом, на акварели работы И.П. Раулова изображен граф Григорий Григоревич Кушелев.
Именно рама сыграла особую роль в атрибуции портрета графа Г.Г. Кушелева.

Иван Раудов, Портрет графа Г.Г. Кушелева
Иван Раудов, Портрет графа Г.Г. Кушелева
Иван Раудов, Портрет графа Г.Г. Кушелева
Иван Раудов, Портрет графа Г.Г. Кушелева

Рама – очень неоднозначный предмет. Для примера обратимся к Малевичу. Первый вопрос: то что мы видим – обрамление? Открывший в начале апреля 2013 года в московской галерее Риджина выставку «Рамы» О.Б. Кулик считает, что рама у «Квадрата» - белая окантовка – есть.

В почетной парадной перспективе зала выставки О.Б. Кулик сделал проекцию «Черного квадрата» и объяснил: «Человек не в состоянии мир изменить. Однако волен смотреть на него сквозь белую раму. И тут Черный квадрат преображается. Белая рама – правильное отношение к миру».

М.М. Алленов очень остроумно заметил, что это не рама, а подрамник, что вообще-то «Черный квадрат» похож именно на изнанку изображения, картину, отвернувшуюся от зрителя.

Казимир Малевич, Черный супрематический квадрат. 1915. Холст, масло.
Казимир Малевич, Черный супрематический квадрат. 1915. Холст, масло.

В Институте арт-бизнеса и антиквариата идет набор в группу «Искусствоведение. Атрибуция и экспертиза предметов антиквариата»

https://www.artinstitut.ru/courses/iskusstvovedeniye-atributsiya-i-ekspertiza-predmetov-antikvariata#content

#антиквариат #экспертиза #рамы #картинныерамы #искусство